Меню Рубрики

Анализ гормонов при розацеа

Вопросы

Вопрос: Каковы методы диагностики при розацеа?

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Как диагностируется розацеа?


В большинстве случаев диагностика такого заболевания как розацеа не представляет особенных трудностей. Опытный врач-дерматолог ставит предварительный диагноз, основываясь на данных первичного осмотра и анамнеза (опроса пациента). Как правило, обнаруженные симптомы дают достаточно информации и ошибки встречаются редко.

Для предварительной диагностики розацеа имеют значение следующие симптомы заболевания:

  • угревая сыпь;
  • покраснение кожи лица в области носа и щек;
  • периодический зуд;
  • ощущение прилива тепла к лицу;
  • сухость кожи.

Как правило, данные симптомы впервые появляются после 30 лет и медленно прогрессируют. С течением времени на коже может образовываться гной. Воспалительный процесс плохо реагирует на местные противовоспалительные средства и начинает ослабевать только после начала комплексной терапии с применением антибиотиков. Важной особенностью розовых угрей является их ограниченное распространение. В большинстве случаев они не затрагивают подбородок или лоб. Шея и волосистая часть головы поражаются исключительно редко.

Тем не менее, для окончательного подтверждения диагноза может понадобиться несколько дополнительных лабораторных анализов. Они необходимы скорее не для того, чтобы убедиться, что это действительно розацеа, а для точного определения клинической формы. Это предопределит выбор препаратов и физиотерапевтических методов лечения.

Для дополнительной диагностики рекомендуется применять следующие методы:
1. бактериоскопический анализ;
2. бактериологический анализ;
3. антибиотикограмма;
4. гистологический анализ;
5. анализ на демодекоз.

Бактериоскопический анализ.

Данный анализ подразумевает взятие мазка с кожи пациента. Особенно актуален этот диагностический метод в случае образования гноя. Полученный материал специалист рассматривает под микроскопом. Некоторых возбудителей болезни можно идентифицировать даже с помощью простого визуального анализа (стафилококки, стрептококки).

Бактериологический анализ.

Бактериологический анализ применяется в тех же случаях, что и бактериоскопическое исследование, но обладает более высокой точностью. При его проведении полученный от пациента материал помещают на специальные питательные среды. В зависимости от темпов и характера роста колоний врачи идентифицируют микроорганизм.

Антибиотикограмма.

Антибиотикограмма предназначена для определения чувствительности бактерий к различным антибиотикам. Для ее проведения используют полученные в результате бактериологического анализа культуры. На них последовательно помещают препараты, которые предполагается применять для лечения пациента. Если возбудитель болезни чувствителен к конкретному антибиотику, то со временем наблюдается гибель микробов. Проведение антибиотикограммы, как правило, занимает не менее недели, поэтому ее назначают только тем больным, которым не помог первый курс антибиотикотерапии. У них подозревают наличие устойчивых штаммов бактерий, которые требуют применения более сильных антимикробных препаратов.

Гистологический анализ.

Гистологический анализ при розацеа назначают для того, чтобы дифференцировать косметические кожные поражения с онкологическими заболеваниями. Особенно это актуально на стадии, когда папулы и пустулы (элементы угревой сыпи) начинают сливаться. Кроме того, гистологический анализ позволяет обнаружить патологически расширенные сосуды в толще кожи. Это один из самых достоверных признаков розовых угрей, отличающий их от многих других дерматологических заболеваний.

Для проведения гистологического анализа делают соскоб с кожи лица. Специалист под микроскопом рассматривает структуру полученной ткани и анализирует патологические изменения на клеточном уровне.

Анализ на демодекоз.

Достаточно часто причиной розацеа становится паразитирующий клещ Demodex folliculorum. Он обитает в волосяных луковицах в коже. При офтальморозацеа паразит также обнаруживается в ресничном ложе. Для его идентификации могу применяться различные методы.

Диагностировать демодекоз при розацеа можно следующим образом:

  • серологический анализ крови (обнаруживает специфические антитела к Demodex folliculorum);
  • полимеразная цепная реакция (обнаруживает элементы ДНК клеща в соскобе кожи);
  • микроскопический метод (клещ легко обнаруживается под микроскопом).

При обнаружении данного паразита необходимо включить в курс лечения специфические препараты для его уничтожения (мази на основе метронидазола).

Однако даже при окончательно установленном диагнозе пациентам может быть рекомендован еще целый ряд диагностических обследований и анализов. Дело в том, что розацеа часто является следствием других, более серьезных нарушений в организме. Если не убедиться в отсутствии сопутствующих заболеваний, болезнь может вернуться даже при эффективном лечении и соблюдении всех мер профилактики. Целесообразность назначения дополнительных диагностических процедур лучше всего обговорить с врачом-гастроэнтерологом и эндокринологом. Именно они чаще всего привлекаются для консультативной помощи в лечении розацеа.

Для обнаружения сопутствующих заболеваний при розовых угрях могут быть назначены следующие анализы:

  • Фиброэзофагогастродуоденоскопия (ФЭГДС). ФЭГДС необходимо для обнаружения болезней верхних отделов желудочно-кишечного тракта (гастрит, эзофагит, язвенная болезнь желудка). Они обнаруживаются почти у 70% пациентов с розацеа.
  • Рентгенография. Рентгенография области желудка преследует те же цели, что и ФЭГДС, но обладает меньшей достоверностью. Она назначается в случае отсутствия необходимого для ФЭГДС оборудования.
  • Анализ крови на гормоны. Часто причиной образования розацеа становятся различные гормональные нарушения. Обычно это касается нарушений работы половых желез, надпочечников, щитовидной железы или гипофиза. Анализ крови на гормоны позволит определить, какую роль сыграли в появлении розацеа гормональные нарушения.
  • Иммунологические анализы. Нарушения в работе иммунной системы также являются частыми спутниками розацеа. Для их обнаружения необходимо провести специальные иммунологические анализы и тесты. Порой это помогает подобрать препараты, необходимые для укрепления общего и местного иммунитета и ускорить выздоровление.

Следует понимать, что далеко не всем пациентам с розацеа необходим весь спектр вышеперечисленных анализов. Большинство врачей ограничиваются тщательным осмотром пациента и подробным анамнезом. Дополнительные исследования назначаются в основном в тех случаях, когда общепринятые схемы лечения не помогли и борьба с розацеа затянулась.

источник

Анализ гормонов при розацеа

а) Морфология розацеа. Розацеа является клиническим диагнозом, однако при нетипичном распределении высыпаний на лице или при подозрении на образование гранулемы может помочь гистологическое исследование. При эритематозно-телеангиэктатическом варианте розацеа скудный, периваскулярный, лимфогистиоцитарный инфильтрат сопровождается отеком дермы и эктазией венул и лимфатических сосудов. Может наблюдаться тяжелый эластоз.

Подобные признаки выявляются при папуло-пустулезном варианте, кроме того, отмечается воспалительный инфильтрат вокруг волосяных фолликулов и сальных желез. Фиматозное розацеа характеризуется выраженным эластозом, фиброзом, воспалением дермы, гиперплазией сальных желез и гипертрофией сальных фолликулов. Эпителизированные туннели подрывают гиперпластическую ткань и заполнены воспалительными клеточными массами. При всех типах розацеа в инфундибулах фолликулов и протоках сальных желез могут быть обнаружены клещи рода D. folliculurum.

б) Дифференциальная диагностика розацеа. Системные заболевания, которые следует дифференцировать с розацеа, включают истинную полицитемию, заболевания соединительной ткани (красную волчанку, дерматомиозит), карциноидный синдром, мастоцитоз и неврологические причины приливов. Неврологические причины включают опухоли головного и спинного мозга, ортостатическую гипотензию, головные боли по типу мигрени, болезнь Паркинсона. Односторонние височно-околоушные приливы могут быть следствием травмы околоушных желез или хирургического вмешательства.

Медикаментозно обусловленные приливы могут быть вызваны любыми сосудорасширяющими средствами, блокаторами кальциевых каналов, никотиновой кислотой (ниацином), морфином, амил- и бутилнитритом, холинергическими средствами, бромокриптином, тиреотропин-высвобождающим гормоном, тамоксифеном, ципротерона ацетатом, системными стероидами и циклоспорином. Приливы эритемы, связанные с никотиновой кислотой, могут быть блокированы аспирином или индометацином. Дисульфирам, хлорпропамид, метронидазол, фентоламин и цефалоспорины индуцируют приливы, когда они сочетаются с алкоголем. Амиодарон провоцирует розацеа и множественные халазионы.

Пищевые добавки, включая сульфиты, нитрит натрия, нитраты, глутамат натрия, также могут вызывать приливы. Демпинг-синдром вследствие операции на желудке характеризуется приливами, потом, тахикардией и болью в животе.

Кожные состояния, которые могут имитировать розацеа, включают индуцированные стероидами акнеформные высыпания (в прошлом — стероид-индуцированное розацеа), вульгарное акне, периоральный дерматит, воспалительный волосяной кератоз и хронический фотодерматит. Иногда акне вульгарное и розацеа могут сосуществовать, несмотря на то, что розацеа часто начинается и достигает своего ника в те годы, когда активность акне снижается. Основным признаком, дифференцирующим вульгарное акне и розацеа, является наличие открытых и закрытых комедонов только у больных акне.

Розацеа фульминантное (молниеносное), известное как pyoderma faciale и rosacea conglobata, наблюдается чаще всего у женщин после 20 лет и старше. Заболевание характеризуется внезапным появлением сливающихся папул, пустул, узлов и дренирующих синусов на подбородке, щеках и лбу на фоне диффузной эритемы лица. Выделение розацеа фульминантного как варианта классификации является спорным. Комитетом экспертов Национального Общества розацеа этот вариант в классификацию заболевания не включен.

Периоральный дерматит отличается от розацеа по распределению высыпаний на лице, а также по признакам, симптомам и демографии пациентов. Заболевание характеризуется периоральными и иногда периорбитальными микровезикулами, микропустулами и шелушением. Оно поражает молодых женщин и наблюдается также у детей. Эритема в центре лица и воспалительные папулы не являются признаками периорального дерматита. Терапия включает местные и пероральные антимикробные средства. Применение местных стероидов ухудшает состояние периорального дерматита.

Читайте также:  Мята повышает женские гормоны

Акнеформные высыпания, индуцированные применением стероидов, могут имитировать папулопустулезное розацеа. После продолжительного применения топических стероидов на лице могут развиться мономорфные воспалительные папулы. Лечение начинается с отмены местных кортикостероидов и назначения тетрациклина внутрь, местных антимикробных средств, ингибиторов кальциневрина или комбинации этих препаратов. Длительность такой терапии обычно составляет от 1 до 3 месяцев, тенденция к рецидивам отсутствует, если повторно не назначаются местные стероиды.

При хроническом фотодерматите основными признаками являются телеангиэктазии и эритема. Однако в отличие от розацеа, при актиническом повреждении поражаются периферические участки лица и шеи, верхняя часть груди и кожа постаурикулярной области. Гиперпигментация и гипопигментация являются дополнительным признаком повреждения солнцем и не наблюдаются при розацеа. При розацеа поражается верхняя и нижняя часть подбородка, в то время как при фотодерматите нижняя часть подбородка остается непораженной.

Диагностика и терапия при различных вариантах розацеа.
ETR = эритематозно-телеангиэктатический вариант розацеа; S/S = сульфацетамид натрия/сера.

— Рекомендуем далее ознакомиться со статьей «Современное лечение розацеа»

источник

Вопросы

Вопрос: Следует ли сдавать анализы при розацеа?

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Надо ли сдавать какие-то анализы при розацеа?


Сдача анализов при розацеа необходима далеко не всем пациентам. Дело в том, что данное заболевание характеризуется преимущественно локальными поражениями кожи. Проблемы пациентов обычно не выходят за рамки обычных косметических дефектов. Вследствие этого в большинстве случаев лечащий врач не назначает проведение анализов. Ни в крови, ни в моче обычно значительных изменений не наблюдается. Тем не менее, проводить данные исследования по возможности все же стоит.

При розацеа могут быть назначены следующие анализы:

  • Общий анализ крови. Общий анализ крови показывает клеточный состав крови. По нему можно судить об интенсивности воспалительных процессов в организме. Однако для пациентов с розацеа данный анализ будет не показателен. Поверхностный воспалительный процесс на поверхности кожи легко можно заметить невооруженным глазом, а значительных изменений в составе крови у большинства пациентов не наблюдается. Тем не менее, анализ проводят с целью обнаружения сопутствующих патологий.
  • Биохимический анализ крови. Биохимический анализ крови показывает содержание в крови различных микроэлементов и продуктов обмена веществ. По нему можно делать определенные выводы относительно работы внутренних органов. Чаще всего его назначают перед началом лечения. Дело в том, что перед применением антибиотиков врач должен убедиться, не имеет ли пациент каких-либо противопоказаний к выбранному препарату.
  • Анализ мочи.Анализ мочи в основном говорит о работе почек. Если на уровне выделительной системы имеются какие-либо проблемы (пиелонефрит, гломерулонефрит), то начало антибиотикотерапии лучше отложить. Из-за плохой работы почек химические соединения не будут выводиться из организма вовремя, что приведет к интоксикации.

Таким образом, анализы при розацеа нужны не для того, чтобы подтвердить диагноз или идентифицировать форму заболевания, а для того, чтобы правильнее подобрать медикаменты для лечения. Непосредственно для диагностики заболевания используется также ряд микробиологических анализов. Они направлены на определение патогенных (болезнетворных) микробов.

Некоторым пациентам при розовых угрях могут быть назначены следующие анализы:

  • Иммуноферментный анализ. Иммуноферментный анализ определяет наличие в крови специфических антител против определенных видов микроорганизмов. Так как бактерии чаще всего приводят к образованию угревой сыпи и появлению гноя, обнаружить антитела удается не всегда. Тем не менее, с помощью иммуноферментного анализа можно распознать такие бактерии как стрептококк, стафилококк, Helicobacter pylori. В некоторых случаях могут быть обнаружены и антитела к паразитам (Demodex folliculorum, Demodex brevis).
  • Полимеразная цепная реакция (ПЦР).ПЦР улавливает малейшие признаки чужеродного ДНК. С его помощью можно определить наличие в организме Helicobacter pylori и некоторых других микробов. Преимуществом анализа является его высокая точность, а недостатком – высокая стоимость.
  • Антибиотикограмма. Антибиотикограмма необходима для определения чувствительности микробов к различным антибиотикам. Она проводится в тех случаях, когда врач подозревает наличие у пациента резистентной (устойчивой к определенным препаратам) микрофлоры.

При иммуноферментном анализе исследуют кровь пациента, так как именно в нее выбрасываются антитела, которые вырабатываются иммунной системой. Для ПЦР можно использовать как кровь, так и материал, взятый с помощью мазка или соскоба непосредственно с кожи лица. Это зависит от цели проведения исследования. Если лечащий врач предполагает у пациента сопутствующий гастрит, вызванный Helicobacter pylori, то исследовать нужно кровь. Если же необходимо определить причину образования гноя, то лучше взять мазок или соскоб с кожи лица. Его же берут для составления антибиотикограммы.

источник

Розацеа — неизлечимое заболевание и приговор или образ жизни? Моя история.

Привет! Меня зовут Юлия. Мне 29. В это сложно поверить, но вот уже 7 лет у меня неизлечимое заболевание кожи — молниеносная розацеа II стадии, осложненная стероидами, с полным поражением всей верхней части туловища. Глядя на эти фото и мои периодические появления в stories instagram, неожиданно, правда?
Но обо всем по порядку.

P . S . По понятным причинам я не фотографировала течение своего заболевания. Теперь жалею. Некоторые вещи лучше не забывать. Поэтому рекомендую просто погуглить фото, чтобы вы имели представление, что это такое.

👉 Замечали у некоторых людей такой яркий, устойчивый румянец, про который у нас принято говорить «пышет здоровьем»? Это и есть первый признак розацеи.

На данной стадии на покрасневшей, раздраженной коже лица начинают появляться одиночные или сгруппированные папулы (небольшие бугорки и пупырышки) от бледно-розового до красного цвета. Часто папулы осложняются инфильтратом (очень похоже на крошечные гнойнички) со стерильным содержимым.


👉 Как правило, папулезная стадия особенно сильно поражает T -зону лица. К счастью, данная стадия не оставляет повреждений кожи после себя.

III . Пустулезная стадия.

Эта стадия характеризуется появлением подкожных уплотнений (словно зарождающийся прыщ), папулы начинают сливаться, образуя обширные гнойнички и воспалительные элементы. Кожа может стать более жирной, поры расширены, появляются высыпания, больше похожие на акне, и все это на фоне устойчивого покраснения.

👉 Именно из-за этой стадии розацеа получила второе название — розовое акне. Пустулы могут образовываться как на пораженных участках кожи, так и переходить на здоровую кожу. При острой форме, на данной стадии могут появляться отеки.

IV . Инфильтративно-продуктивная стадия (Ринофима)

Самая последняя и самая тяжелая стадия розацеи. На фоне прогрессивного течения всех выше перечисленных стадий заболевания, в стадии ринофима начинаются необратимые опухолевидные разрастания тканей за счет гиперплазии сальных желез и соединительных тканей. Другими словами, начинается разрастание и уплотнение тканей кожи. Как правило, поражается нос, что приводит к его увеличению, изменению формы, кожа приобретает красно-синий оттенок, особенно сильно проявляются сосуды.

1. Наследственный фактор. Если у ближайших родственников вы наблюдаете устойчивое покраснение кожи, приливы, сосудистую сеточку в зоне декольте, расширенные сосуды на лице или другие признаки кожных патологий схожих с розацеа — вы в зоне риска. Розацеа может носить наследственный характер.

2. Загар и прием горячих/холодных водных процедур.
Любите позагорать? Часто обгораете? Не используете солнцезащитные средства? Принимаете слишком контрастный душ или горячую ванну? Вы в зоне риска!

3. Частая смена косметических средств и неправильный уход.

Вне зависимости, декоративная это или уходовая косметика, частая ее смена, плохое качество и эксперименты с различными марками — стресс для кожи, который провоцирует чувствительность, нарушает работу капилляров. Вы в зоне риска! Тоже самое касается и неправильно подобранных средств, особенно спиртосодержащих и агрессивных.

4. Резкая, частая смена температур и климата также является провокатором розацеи.

5. Частое употребление алкоголя и курение один из самых неблагоприятных факторов, т.к. оба триггера провоцируют расширение сосудов. Вы в зоне риска.

6. Чувствительная, сухая кожа лица и склонность к аллергиям тоже являются крайне опасными факторами для развития розацеи.

7. Стрессы, вегетососудистая дистония, депрессия, неправильное питание, частое употребление острой, пряной, горячей или слишком холодной пищи, нарушения работы ЖКТ, сахарный диабет, снижение иммунитета также способны стать отличным плацдармом для развития розацеи.

1. Розацеа — одно из самых распространенных кожных заболеваний в мире. Около 10% населения нашей планеты страдают той или иной формой розацеа. Средний возраст заболевания 30 — 60 лет. Именно в этом возвратном диапазоне розацеа дает о себе знать чаще всего.

2. Поставить правильный диагноз достаточно сложно, т.к. сама по себе розацеа похожа на целый ряд схожих кожных заболеваний, а часто проявляется с некоторыми отклонениями от принятой классификации.

3. Молниеносная розацеа — самая коварная стадия заболевания.
В этом случае розацеа развивается вопреки всем законам жанра, достигая своего апогея буквально в считанные недели, а то и дни. Как правило, главной причиной молниеносной розацеи является сильнейшее нервное перенапряжение или гормональный сбой. Возрастной диапазон здесь значительно ниже : 14-30 лет.

4. Стероидная розацеа — еще одна сложнейшая форма заболевания. Возникает на фоне долгого применения кортикостероидных препаратов (гормональных мазей и кремов для наружного применения). Очень сложно поддается лечению, требует незамедлительной отмены гормональных средств, после чего начинается достаточно долгий период усугубления симптомов на фоне отмены. Восстановление занимает крайне долгий период.

5. Розацеа всегда сопровождается целым рядом психологических расстройств, т.к. в прямом смысле слова уродует внешность и доставляет уйму неприятных ощущений.

6. Розацеа неизлечима.
И с этим придется жить. Т.к. на развитие заболевания влияет целый ряд аспектов, которые у каждого проявляются крайне индивидуально, изучить данное заболевание до конца по сей день не представляется возможным. Как и нет точной схемы лечения.

Моя история началась в 2011 году. Будь проклят этот год за самый сложный и эмоционально страшный период в моей жизни, на восстановление после которого, мне потребовался не один год.
Период института, несколько месяцев экзаменов, постоянные скандалы дома, сильнейший стресс, тотальные недосыпы, кошмары, сотрясение мозга, тремор рук, меня рвало от нервов и успокоительных.

Где-то в мае месяце я стала замечать первые изменения кожи — мелкую гнойничковую сыпь на лбу. На тот момент я жила на юге страны с весьма жарким климатом. Сослалась на жару и признаки банальной потницы. Ведь больше не было никаких проявлений.

Спустя пару недель у меня появилась сильная красная сыпь по обе стороны шеи. Обращаться к врачу времени не было — идиотская схема выпускных экзаменов, старостат, оформление кучи документов и дурацкая организация «столов/цветов» преподавателям с трудом оставляли время на подготовку, а дома ждало многочасовое психологическое насилие.

Читайте также:  Какая норма анализа на гормон пролактин

Еще через пару дней сыпь распространилась на зону декольте уже с инфильтратом.
И стоило мне защитить диплом, как мой организм сдал! В тот же вечер я рухнула в кровать с ощущением, что мое тело больше мне неподвластно, а следующим утром уже ползла сдаваться врачам, чтобы узнать о целом букете проблем на фоне полного психологического истощения.

Сильнейший приступ крапивницы на руках ( а ведь до этого я никогда не была аллергиком), серьезные гинекологические проблемы на фоне стресса, а вишенкой на торте — сыпь непонятной этимологии, которая на тот момент уже распространилась на все лицо и проявлялась по странной схеме — неделя через неделю.
Дерматолог так и не смог понять, что это.

В июле случились первые признаки эритемы. Сильнейшие покраснения кожи до пурпурного оттенка случались всякий раз, стоило мне принять душ. Краснота сходила на протяжении 1-2 часов. Кожа буквально горела, а я плакала от всего происходящего.
Длилось это около недели. И так же резко прекратилось, как и началось. Больше красноты не было совсем!

Только за первые полгода болезни я сдала кучу анализов, биохимии, пробы на заболевания ЖКТ. Ничего! От слова «совсем»! Анализы были в полном порядке, а внешность просто обезображена.
Дерматологи меняли уходовую косметику, выписывали всевозможные компрессы, цинковые болтушки, разрекламированные средства от прыщей, назначали строжайшие диеты, но все было мимо. Как и все поставленные диагнозы в виде разнообразных дерматитов.

Сыпь покрывала всю верхнюю часть туловища — лицо, шею, декольте, верхнюю часть спины. Только сильная сыпь и не грамма красноты. Именно это и не позволило вовремя поставить правильный диагноз. Моя розациа резко началась сразу со II стадии, минуя I .

В какой-то момент очередного обострения высыпаний, за меня взялся мой гинеколог, отослав в знакомый кожный диспансер, где поставили диагноз, в буквальном смысле, глядя через стол. Новая схема лечения, уйма капельниц и снова нулевой результат.

Правильного диагноза не было, а сыпь продолжала прогрессировать. Дошло до того, что я перестала идти на контакт с людьми. Обезображенная внешность попросту отпугивала, а замаскировать это невозможно. Я видела, как многие стремились отойти на «безопасное» расстояние, оказавшись со мной рядом. И это было больно. Ощущение полной беспомощности.

Я не помню, какой это был дерматолог, но кто-то умудрился мне выписать сильные противовоспалительные уколы внутривенно. И вот тут появился первый результат. Стоило ввести препарат, как кожа приходила в норму буквально в течение часа. Это было похоже на магию. Но результата хватало буквально на сутки. Около двух недель я жила со своей идеальной кожей, ежедневно катаясь за очередной дозой препарата. А после все по новой. Зато стало ясно одно — в организме идет сильный воспалительный процесс, который не отображает ни один анализ, и это не заразно.

В конце концов, очередной дерматолог просто честно признался в своем бессилии. И чтобы хоть как-то помочь мне жить дальше и контактировать с обществом, прописал гормональную мазь. И она помогла.
В считанные дни кожа пришла в норму. Терапия была рассчитана на месяц. На тот момент целый месяц чувствовать себя нормальной уже казалось непомерным счастьем.
Но стоило отменить кортикостероид, как проблема тут же возвращалась назад.

Так в моей жизни появилась гормональная терапия. Терапия, которая, при длительном применении, опасна целым рядом необратимых изменений кожи, вплоть до ее тотального истончения и дисфункции.

Стоило отменить мазь, как кожа снова покрывалась этой ужасной сыпью сильнее прежнего! Сыпь провоцировала зуд, гнойнички буквально лопались под пальцами и появлялись корочки, а потом новая сыпь. Это был ад.

В общей сложности, кортикостероидная терапия длилась на протяжении 5 лет. Пять гребенных лет врачи разводили руками, а я жила на пороховой бочке, с ужасом понимая, что когда-то моя кожа просто сдаст. Уже при переезде в Москву мне советовали обратиться в исследовательские центры и дать согласие на изучение меня. Морально я просто не смогла на это решиться. От меня отказался заведующий кафедры при кожном диспансере. Никто не понимал, что происходит. А один гормональный препарат сменили на другой и всё!

На какой-то период (где-то около 1.5 лет) я взяла тайм-аут. И просто жила как нормальный человек с необходимостью наносить гормон раз в 2-3 дня. Но со временем кортикостероид начал работать все хуже, дозы требовались больше и больше. Наносить средство стало необходимым каждый день, а до конца сбить признаки сыпи стало почти нереально. Психологически было очень сложно. Несколько раз я отменяла мазь и смотрела, во что превратилась моя проблема за эти годы. Зрелище было ужасным. Полностью обезображенная внешность. Я плакала и пила успокоительные.

Как бы это сейчас не звучало высокомерно, но я так и не привыкла быть некрасивой! Какой бы не была ваша внешность, цените ее. В случае с кожными заболеваниями все становится невыносимо жутко.

Сложнее всего было снова решиться обратиться к врачам. Я понимала, что это жизненно необходимо, но это означало полную отмену гормональной мази, обезображенную внешность, неизвестность и непонимание, за что тебе это. Единственную реальную поддержку мне смог оказать только любимый мужчина, который умудрялся успокаивать мои истерики и придавать силы. Остальные близкие советовали приложить очередной «лопух», попить «святой воды», а вдруг пройдет. И это раздражало.

В марте 2016 года я отменила кортикостероидную терапию, подождала неделю, чтобы высыпания достигли своего пика, и обратилась к дерматологу с проблемой «на лицо».

И тут случилась ситуация, с которой сталкивались многие — врач-хабалка. Она не слышала ничего, кроме себя. Орала про кортикостероидную розацею и то, что я сама дура, довела себя до этого. На вопросы о том, как объяснить то, что данная сыпь появилась задолго до гормональной терапии и не поддавалась никакой идентификации и лечению, а жить-то как-то надо, врач орала, что не знает, и мне нужно сдаваться на изучение в какой-то там институт, после чего, без всяких анализов, выписали кучу назначений, а я хлопнула дверью.

Я поняла одно, что бы там со мной не было, но мне нужен адекватный врач. И по чистой случайности позвонила в кожный диспансер недалеко от дома, где, чуть ли не плача, объяснила тётечке на телефоне, что со мной происходит. Женщина на том конце явно прониклась ситуацией и подобрала мне дерматокосметолога, обосновав выбор тем, что в моей ситуации лучше, если врач будет знать две отрасли — косметологию и дерматологию.
Она оказалась безумно права, а мне чертовски повезло!

Читайте также:  Рекомендации перед сдачей анализов на гормоны ттг

👉 На первом же приеме, рассказывая свою историю, я расплакалась. Расплакалась от того, что на меня не наорали за многолетние применение гормональной мази, а врач сразу поняла, что со мной, признавшись, что подобные ситуации, увы, случаются довольно часто. Недостаточное количество информации о розацеи, течение заболевания не всегда в соответствии со стадиями, маленький опыт многих врачей — все это, зачастую, не позволяет правильно поставить диагноз. И, как результат, пациентов сажают на гормоны, которые просто губительны для этого заболевания.

Так я узнала свой настоящий диагноз — розацеа II стадии. Молниеносная форма на фоне сильнейшего нервного истощения и стресса в далеком 2011. Минуя первую стадию, которая так и не проявилась в форме устойчивой эритемы за все 5 лет. Осложненная многолетней кортикостероидной терапией, что привело к стероидной форме розацеи.

N . B . Внимание, приведенная схема лечения помогла мне, но не значит, что подойдет вам. Будьте внимательны!
Прием любого препарата требует обязательной консультации со специалистом.

Врач скомандовала:»Выкарабкаемся», и направила меня сдавать биохимию и соскоб на Демодекоз.

Д емодекоз — заболевание кожи вызванное паразитированием условно патогенного клеща Демодекс.
Данный клещ имеется на коже абсолютно каждого из нас. И в спокойном состоянии никак себя не проявляет. Но при ряде факторов, снижающих защитные функции кожи, начинает паразитировать, осложняя течение сопутствующих заболеваний.


Биохимия была в порядке, соскоб подтвердился.
Первостепенной задачей стала плавная отмена гормональной терапии.
Несмотря на то, что я самостоятельно прекратила использовать гормональную мазь еще 2 недели назад, мне снова пришлось к ней вернуться.

Мой врач оказалась категорически против резкой отмены гормонов, как бы того не требовали другие специалисты по розацеи. Резкая отмена гормонов усугубляет течение заболевания в несколько раз, что является ошеломительным стрессом для кожи.

И это действительно так. За две недели отмены моя кожа пришла в кошмарное состояние. Я никогда не видела такого сильного высыпания за все время (на тот момент — 5 лет) заболевания. Кожа была раздражена, вся верхняя часть тела полностью покрылась мелкими гнойничками и расширенной сосудистой сеточкой, вечером начинался сильный зуд, даже одежда и постельное белье доставляли ужасные мучения.


Косметический уход аптечными линиями косметики для кожи с розацеа
Розамет (метронидазол) крем — 2 раза в день минимум месяц.

Все вместе дало значительный эффект — высыпания уменьшались в разы. Первый этап терапии и постепенная отмена гормонов помогли избежать реакции острой отмены. Разумеется, кожу высыпАло, я полностью отказалась от декоративной косметики, но стало заметно, как медленно, но кожа начинает меняться в лучшую сторону. Первыми стали уменьшаться высыпания в верхней части спины. По окончанию первого этапа терапии спина очистилась полностью.

Первые несколько сеансов дали колоссальный эффект — высыпания исчезли! Совсем! Кожа стала идеальной! (Именно в этот момент, врач смогла оценить состояние моей кожи после стольких лет гормонов. Каким-то чудом, кожа не пострадала. Видимо, толстый тип и тщательный,скрупулезный уход год за годом помогли уберечь ее от необратимых последствий.) Но после шестого сеанса началась новая вспышка высыпаний. Врач успокаивала, объясняя, что в случае с розацеа — это нормально, так будет происходить довольно долго, и причина тому гормоны.

👉 Второй этап терапии включал в себя следующий курс по снятию воспалительного процесса в коже:

Метронидазол — 10 дней
Трихопол -10 дней

Уход:

полная отмена любой уходовой косметики
2 курса рецептурных спиртовых болтушек (мне составляли их индивидуально из-за непереносимости некоторых лечебных компонентов) — в общей сложности 2 месяца использования.

Этот этап дался крайне сложно. Болтушки ужасно сушили кожу. Лечебный Розамет крем просто не справлялся с тотальным иссушением, хоть и способен немного смягчить кожу. Но результат был отличным !

В течение первого месяца практически полностью очистилось декольте. Остались лишь единичные воспалительные элементы. В этот момент врач позволил использовать детский увлажняющий крем, т.к. сухость стала невыносимой. От паров спирта в болтушке у меня стали иссушаться даже веки, хотя туда средство не наносилось ни при каких обстоятельствах, и проявилась морщинка на лбу. Но детский крем вообще не облегчал ситуацию, а лишь лежал на коже мертвым грузом жирного глицерина. Тогда-то я, на свой страх и риск, вернулась к своему привычному увлажняющему крему для лица, с которым моя кожа всегда выглядит лучше. И не прогадала — качественное увлажнение оказалось отличным лекарством. Кожа в момент пришла в себя. Я наконец стала видеть здоровый тон, а высыпания стали уходить еще быстрее.

По окончанию второго месяца, пройдя все болтушки, я получила полностью чистую кожу спины, декольте и на 90% чистую кожу шеи! Это была колоссальная победа!

Лицо все еще высыпало, но я нашла новый способ борьбы. Сейчас, я напишу то, что многие, скорее всего не одобрят. Но мне это помогает больше всего. Я приобрела специальную косметическую «петельку» для очистки кожи, и снимала все мелкие инфильтраты, тщательно дезинфицируя кожу хлоргексидином. Затем наносила Розамет крем, а после Метрогил Дента. Тот же самый метронидазол, что и Розамет. Вот только дентальный гель обладает отличным свойством — в считанные минуты убирает покраснения, после чистки инфильтратов. Таким способом я добивалась максимально быстрого заживления и восстановления кожи. Буквально на следующий день уже можно было чувствовать себя человеком с более-менее чистым лицом.

Далее мне рекомендовали самый деликатный уход специализированными сериями аптечной косметики, а также поддержание кожи Розаметом.

Я не остановилась на достигнутом и летом того же года отправилась к новому специалисту. На этот раз выбрала молоденькую девушку, к.м.н., чьи работы были как раз на тему подобных заболеваний. Кто лучше всего поймет желание вернуть внешность, как не такая же молодая особа, как ты сама?) И это был правильный выбор.
Врач оценила пройденное лечение и назначила еще один «убойный» курс, нацеленный на то, чтобы уже на уровне ДНК кожи вывести воспалительный процесс.

👉 Начался третий курс терапии по молекулярному высвобождению триггеров воспаления.

Помимо уже знакомых Трихопола и Розамета, мне назначили новый препарат — Протопик. Мазь, которая применяется в самых тяжелых формах кожных заболеваний, работает на молекулярном уровне, является иммунодепрессантом и высвобождает тригерры воспаления.

Почти. Моя кожа навсегда стала чувствительной. Теперь она совершенно не переносит солнце без солнцезащитных кремов, плохо реагирует на некоторую косметику и смену климата. Чувствительными стали и глаза — это последствия розацеи, которая иногда затрагивает и их.

Да, рецидивы случаются. Это нормально, в этом вся розацеа. И полного восстановления кожи от гормонов мне ждать еще около 3х лет. Но сейчас, гладя на меня даже в период обострения, все, что вы сможете разглядеть, это небольшую неровность кожи, легкую неровность тона и незначительные единичные покраснения. Все то, что случается у каждой девушки хотя бы раз в месяц. И очень просто решается даже самым легким тональным средством, в моем случае достаточно СС.

👉 Я научилась любить и понимать свою кожу. Знаю, что для нее нет ничего лучше хорошего увлажнения и Розамета, чтобы в считанные дни быстро прийти в себя. Я не ем горячую и холодную пищу, полностью отказалась от алкоголя, в моей жизни нет жирных, острых, пряных блюд, я обязательно использую крема с SPF в любое время года, использую целый арсенал увлажняющих уходовых средств, защищаю лицо от холода и ветра, принимаю исключительно теплый душ и никаких ванн, даже интенсивность тренировок контролирую, чтобы кожа не в коем разе не краснела. Временно у меня под запретом любые косметологические процедуры, на чем настояли оба дерматокосметолога. И самое болезненное лишение — мне нельзя подвергаться сменам климата.

Все потому, что эти факторы запросто могут спровоцировать обострение.
Смена климата даже в приделах нашей страны дается очень сложно. С каждым годом лучше, но все равно сложно. Кожа реагирует, капризничает и долго восстанавливается. Пока мне очень легко дался лишь отдых в горах — кожа была идеальной.)

По сути, даже с моей тяжелой формой заболевания, мне удалось войти в ремиссию. И да, розацеа — не приговор. Розацеа — это образ жизни. Во многом очень даже ЗОЖ.

источник