В регуляции лактации участвуют гормоны

Гормональная регуляция лактации.

Лактация регулируется двумя основными гормонами, которые вырабатываются гипофизом. Это пролактин и окситоцин. Эти гормоны вырабатываются каждый раз, когда идет стимуляция рецепторов области ареолы и соска, в ответ на акт сосания.

Пролактин вырабатывается после кормления малыша и способствует синтезу лактоцитами очередной порции молока для следующего кормления. Этот процесс называют рефлексом пролактина или рефлексом секреции молока. Таким образом, только процесс сосания ребёнком груди заставляет вырабатываться следующей порции молока. И никак не зависит от количества и качества съеденной пищи и выпитой жидкости. Ночью пролактин вырабатывается больше, чем днём, поэтому ночные кормления особенно ценны для поддержания грудного кормления.

Уровень пролактина в крови значительно возрастает во время беременности, но продукция молока не начнется до тех пор, пока из матки матери не будет удалена плацента. Время от рождения плаценты до начала синтеза молока варьирует от 48 до 96 часов.

Пролактин называют «гормоном материнского инстинкта». Поэтому чем чаще женщина будет брать ребенка на руки и входить с ним в контакт «кожа к коже», тем успешнее будет лактация.
Окситоцин вырабатывается во время кормления
и способствует выбросу молока из альвеол и протоков в млечные синусы, т.е. способствует выделению молока. Это — рефлекс окситоцина или рефлекс выделения молока. Этот рефлекс может срабатывать даже, когда мать слышит голодный плач ребенка, при этом ощущает распирание в груди и выделение молока. Малыш самостоятельно не может получить достаточное количество молока только в процессе сосания, если ему не поможет рефлекс выделения молока.

Рефлекс окситоцина отличается от рефлекса пролактина тем, что на него могут повлиять мысли, эмоции матери. Если мать находится в стрессовом состоянии; испытывает боль при кормлении; испытывает страх, смущение; считает себя неспособной кормить или не хочет кормить малыша, то рефлекс выделения молока блокируется. Это приводит к таким осложнениям как нагрубание молочных желез, лактостаз, гипогалактия. Поэтому, чтобы рефлекс окситоцина работал — мать должна хотеть кормить малыша, с любовью думать о процессе кормления и испытывать приятные эмоции.

Регуляция количества вырабатываемого молока. Количество вырабатываемого молока зависит только от того, как часто малыш прикладывается к груди и сколько молока малыш высасывает за кормление. Т.е. в груди молока вырабатывается ровно столько, сколько требует ребенок. Этот процесс называется поступление и требование. Чем больше ребенок сосёт грудь, тем больше молока вырабатывается в груди и наоборот. Другими словами в отношении грудного вскармливания актуальна шутка: «Чем больше попросишь, тем больше получишь!» Это естественный механизм саморегуляции процесса грудного вскармливания.

В механизме саморегуляции лактации участвует также особое вещество — ингибитор кормления. Ингибитор начинает вырабатываться лактоцитами, когда грудь наполняется молоком, и предотвращает дальнейшую секрецию молока. Если из груди удаляется молоко и вместе с ним ингибитор, секреция молока возобновляется. При частом прикладывании малыша к груди и регулярном опорожнении груди, в ней не вырабатывается ингибитор, и процесс лактации не нарушается.

Благодаря этому физиологическому механизму саморегуляции лактации, постепенно мать приходит к тому, что молоко вырабатывается ровно столько, сколько необходимо ребёнку в данный момент. Любое вмешательство в процесс грудного вскармливания (как регулярное сцеживание) вмешивается во взаимодействие системы «мать-дитя» и мешает процессу саморегуляции, нанося тем самым вред.

«Чем больше попросишь, тем больше получишь!»

Размер и форма груди

Женская грудь состоит из жировой и соединительной ткани. В ней расположена железистая ткань из нескольких десятков долек. При этом количество железистой ткани примерно одинаково у разных женщин, и различия в размерах и форме железы обеспечивается исключительно жировой тканью. Размер и форма груди запрограммированы генетически, но никак не влияют на процесс лактации.

Ни форма, ни размер молочных желез на влияют на способность кормить грудью!

Рацион кормящей женщины

В первом полугодии ребенка, когда материнское молоко является единственной пищей младенца, калорийность рациона женщины увеличивается на 500-600 ккал в сутки. Кормящей женщине целесообразно обеспечить 5-6 разовое питание за 30-40 минут до кормления ребенка. Еда должна быть вкусной и разнообразной. Однако, главный ориентир для принятия пищи кормящей женщиной, как и всеми остальными здоровыми людьми – чувство голода.

Рекомендуется не увлекаться остро пахнущими и острыми приправами, такими как чеснок, лук, хрен, перец и др.

Рекомендуется ограничить потребление аллергенов – арахис, цитрусовые, тропические фрукты, шоколад, клубника, креветки, скумбрия.

Рекомендуется ограничить продукты с высоким содержанием сахара, копчености, соленья и маринады.

Некоторым женщинам может потребоваться ограничение продуктов, содержащих лактозу (молочный сахар).

Не рекомендуется употребление алкогольных напитков.

Информация к размышлению

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-24; Нарушение авторского права страницы

источник

Регуляция молокообразования

Сложную функцию молокообразования молочная железа выполняет благодаря совершенству рефлектор­ной регуляции. Процесс молокообразования осуществляется при участии коры полушарий мозга и ряда отде­лов центральной нервной системы, строго согласованных в своей дея­тельности и образующих единую морфофункциональную структуру, которую можно назвать центром, ре­гулирующим секрецию и выведение молока, или лактационным центром (И. И. Грачев, 1970). Этот центр обусловливает подготовку молочной железы к лактации, пуск в ход секре­торного процесса, выведение молока. Он находится во взаимодействии с пищевым, дыхательным, сосудодвигательным, половым и другими цент­рами.

Каждый из отделов центра лак­тации выполняет свою функцию. В спинном мозге происходит грубая регуляция двигательной функции молочной железы, в продолгова­том мозге регулируется кровоснаб­жение различных ее частей. Наиболее совершенная нейрогуморальная регуляция осуществляется промежуточным мозгом: супраоптическими и паравентрикулярными ядрами гипоталамуса, которые при возбуждении выделяют нейросекреты, поступающие в заднюю до­лю гипофиза, Регулирующая роль гипоталамо-гипофизарной системы заключается в выделении гормо­нов окситоцина и пролактина, сти­мулирующих лактогенез и выде­ление ингибиторов пролактина, тор­мозящих секреторный процесс (рис. 65). Согласно приведенной схеме, раздражение чувствительных рецеп­торов сосков передается по афферен­тным нервам в спинной мозг и гипо­таламус; здесь образуется окситоцин, который гуморальным путем дейст­вует на клетки звездчатого миоэпителия вымени. Тормозящее действие на гипоталамус, а следовательно, на синтез и выделение пролактина из гипофиза оказывают также эстро­гены. Считают, что стимулом для выделения гормонов гипофиза яв­ляется снижение их уровня из цир­кулирующей крови в результате рас­хода данных гормонов на синтез и выведение молока. В этом заключа­ется принцип обратной связи между центром лактации и молочной желе­зой. В гипоталамусе осуществляете? координация деятельности молочной железы с другими системами орга­низма.

Важнейший гормон лактации пролактин, или маммотропный гор­мон передней доли гипофиза, кото­рый не только усиливает секрецию молока, но и способствует росту мо­лочной железы. Если поступление пролактина в кровь, например при поражении гипофиза или перерезке его ножки, прекращается, то лакта­ция резко тормозится вплоть до пол­ной остановки.

Пролактин постоянно присутству­ет в крови лактирующих животных но уровень содержания гормона не­постоянен. Во время доения его со­держание резко увеличивается, осо­бенно в начальный период, затем происходит постепенное уменьшение Концентрация пролактина в крови повышается уже в момент преддоильной подготовки (условнорефлекторная фаза), в конце доения его уро­вень снижается почти до нулевых значений (А. Г. Тараненко, 1986).

Гормоны щитовидной железы усиливают лактацию. Тиреоидные гормоны стимулируют морфогенез молочной железы, способствуют на­ступлению лактации и повышают секреторную способность клеток мо­лочной железы. Под влиянием тиро­ксина повышается концентрация им­мунных глобулинов, фосфорных со­единений и общего кальция в молоке. Тиреоэктомия, напротив, приводит к снижению лактации и содержа­ния липидов в молоке.

В механизме действия тиреоидных гормонов важное значение име­ют тиреотропные гормоны гипофиза, стимулирующие образование и выде­ление тироксина и трийодтиронина. Считают, что тироксин усиливает активность ферментных систем пере­носа электронов и фосфорилирование в митохондриях, увеличивая синтез белка в них. Введение коровам син­тетического тироксина в дозе 10— 30 мг увеличивает суточные удои на 1,9—3,8 л, жирность — на 0,8— 1,7 %, белка — на 0,14—0,18 %.

Надпочечные железы также при­нимают участие в регуляции секреции молока. Удаление надпочечников вызывает глубокие нарушения функ­ции молочных желез. Гормон над­почечников адреналин может непо­средственно действовать на молоч­ную железу. Он сокращает мышеч­ные образования стенок цистерн и протоков, изменяет процесс образования жира и белка в молоке.

Прогестерон — гормон желтого тела — оказывает тормозящее влия­ние на лактацию. В процессе бере­менности плацента вырабатывает большое количество эстрогенов, ко­торые повышают уровень белкового обмена, синтез белка в тканях молоч­ной железы и уровень молочного жира. К концу беременности молоч­ная железа подготовлена для обра­зования молока, но лактогенез задер­живается под влиянием эстрогенов и прогестерона, тормозящих образо­вание пролактина, без которого молоко не продуцируется. В молоке содержится небольшое количество прогестерона, изменяющееся в зави­симости от времени полового цикла и беременности. У нестельных коров его менее 2 нг/мл, у стельных — от 2 до 11 нг/мл.

После родов и удаления из родо­вых путей плаценты содержание эстрогенов и прогестерона в крови резко падает, а их тормозящее влия­ние на гипофиз прекращается, по­этому последний начинает продуци­ровать значительное количество про­лактина. Секреция молока (вначале молозива) начинается после родов и продолжается на протяжении все­го периода лактации.

На регуляторные механизмы лак­тации влияет характер системы со­держания дойных коров. При равных интервалах между дойками и трех­кратном кормлении животных на­ибольшая интенсивность молокообразования приходится на первую половину светового дня, а наимень­шая — на ночное время. Это связано с дневной активностью животных, с солнечной радиацией, реакцией жи­вотных на внешние раздражители среды, вызывающие повышение об­мена веществ.

Лактация поддерживается и сти­мулируется не только систематиче­ским опорожнением вымени, но и оп­ределенной настроенностью цен­тральной нервной системы, или так называемой доминантой лактации, на ее возникновение действуют раз­личные внешние факторы. При поло­жительном воздействии внешних факторов и их определенном соче­тании образуется положительная обратная связь и формируется до­минанта; это ведет к увеличению молочной продуктивности.

Доминантное состояние нервных центров коры и подкорковых обра­зований выражается полноценной реализацией рефлекса молокоотдачи и появлением α — волн в коре полуша­рий мозга частотой 9—12 Гц. В слу­чае нарушения доминанты лактации, например при сильных шумах (более 120 дБ), высоком уровне вакуума в доильных стаканах (более 380 мм рт. ст.) и других отрицательных фак­торах, в коре полушарий возникают ориентировочно-оборонительная ре­акция, десинхронизация α -ритма и возникновение высокочастотного |3-ритма (А. Н. Голиков, Е. И. Люби­мов, 1969). У животного образуется отрицательная обратная связь, в ре­зультате тормозится молокообразование и ухудшается выведение мо­лока.

Рефлекс молокоотдачи. Этот ре­флекс осуществляется в результате взаимодействия нервной, эндокрин­ной и сосудистой систем. От вымени по центростремительным нервам аф­ферентные импульсы передаются в афферентные нейроны спинномозго­вых узлов и дорсальные столбы се­рого вещества спинного мозга, отсю­да через вставочные нейроны серого вещества сигнал поступает на эффе­рентные нейроны вентральных стол­бов серого вещества и по двигатель­ным аксонам передается в молочную железу (рис. 56). Это короткая реф­лекторная дуга, построенная по аналогии с двигательными рефлексами, обеспечивает снижение тонуса глад­кой мускулатуры вымени и раскры­тие сфинктеров протоков и сосков. В результате наступает припуск и лег­ко удаляется цистернальная порция молока, составляющая 15—17 % удоя.

Центральная часть дуги рефлек­са находится в коре полушарий мозга в супраоптических и паравентрикулярных ядрах гипоталамуса. Эффе­рентные пути от гипоталамуса идут к задней доле гипофиза в специальном пучке, насчитывающем до 1000 ак­сонов, который называют супраоптико — гипофизарным трактом. Сюда поступают рефлексы из вымени. Под их влиянием синтезируется окситоцин в нейронах гипоталамуса и на­капливается в задней доле гипофиза. Отсюда гормон поступает в воротную систему гипофиза и в кровь и по кро­веносной системе в молочную железу Альвеолярное молоко выводится из вымени только при участии гормо­нов гипоталамо-гипофизарной си­стемы. Она возбуждается поступаю­щими к ней импульсами от рецеп­торов молочной железы. Выделение гормона окситоцина и поступление его с кровью в молочную железу про­исходит не сразу, а через определен­ный скрытый период длительностью 30—40 с и более, который может варь­ировать у разных животных. Окситоцин оказывает стимулирующее влияние на миоэпителий альвеол, ко­торый начинает быстро сокращаться и сжимать снаружи альвеолы, в ре­зультате секрет выводится в протоки альвеол.

В рефлексе молокоотдачи разли­чают две фазы. Первая фаза — чисто нервная, характеризуется вы­делением молока из крупных прото­ков и цистерн вследствие раздра­жения рецепторов молочной железы и передачи импульсов в центры и об­ратно по короткой рефлекторной дуге. Вторая фаза — нейрогуморальная, характеризуется поступлением окситоцина в кровь, а затем в молоч­ную железу и выведением молока из альвеол и мелких протоков вслед­ствие сокращения миоэпителия под воздействием нейрогуморального механизма. Основное звено в этом механизме — влияние окситоцина на миоэпителий альвеолярного аппарата (на звездчатые клетки).

Фазовый характер рефлекса молокоотдачи имеет важное биологическое значение. Как только детеныш захватывает сосок, ему через 1—2 с поступает в ротовую полость цистернальное молоко (первая фаза). Че­рез 25—60 с наступает вторая фаза, и молоко начинает выделяться из альвеолярного отдела молочной же­лезы.

У лактирующих животных гипо­таламус возбуждается рефлекторно вследствие раздражения рецепторов молочной железы, например при мас­саже, обмывании теплой водой 140°C), при доении, сосании.

Введением гормональных препаратов (питуитрина и др.) внутривен­но или подкожно можно получить остаточные порции молока, отличающиеся высоким содержанием жира. Величина остаточного молока у коров бывает от 0,5 до 4,2 кг жирностью от 7 до 24 %. Периодическое наличие эстаточного молока тормозит его общий уровень секреции.

Доение положительно влияет на кровообращение в вымени. Машин­ное доение, которому предшествует 10-секундная гигиеническая обработ­ка сосков, вызывает значительное увеличение кровотока через вымя. Максимальный кровоток составляет в среднем 154,4 % от объемной скорости кровотока. Стимулирующее влияние машинного доения на крово­обращение в вымени объясняют сосудорасширяющим действием окситоцина, освобождающегося из нейрогипофиза в результате реализации рефлекса молокоотдачи.

В механизме молокоотдачи боль­шое значение имеет не только окситоцин, но и вазопрессин, а также медиатор — ацетилхолин, способные также вызывать сокращение миоэпи­телия. Супраоптическое ядро секретирует преимущественно вазопрес­син, а паравентрикулярное — вазо­прессин и окситоцин с преобладани­ем последнего. Важная роль в секре­ции молока принадлежит пролактину и соматотропину, а также тиреотропину и кортикотропину.

Кора полушарий мозга участвует в регуляции молокоотдачи и лакта­ции, а также в поддержании ритмич­ности физиологических процессов синтеза молока и его накопления в вымени.

Существует связь между особен­ностями проявления рефлекса моло­коотдачи и подвижностью и уравно­вешенностью корковых нервных про­цессов. У коров с сильным уравновешенным типом высшей нервной де­ятельности быстро вырабатывается рефлекс на место доения, полнее от­дается молоко и сохраняется посто­янный уровень лактации, в то время как коровы со слабым типом нерв­ной деятельности менее устойчивы к изменению условий доения, а удои у них подвержены значительным ко­лебаниям.

Лошади, несмотря на относительно не­большой объем вымени, отличаются высо­кой молочной продуктивностью. Образующе­еся молоко вначале накапливается в альвео­лярном отделе железы, а затем переходит в цистерны. Скорость молокоотдачи и молокообразования зависит от внутривыменного давления. Емкостная система вымени лоша­ди способна накапливать до 2,5—2,8 л мо­лока, а за сутки до 30 л.

Между фазами выведения молока (нерв­ной и нейрорефлекторной) есть пауза, состав­ляющая в среднем 23—25 с. У некоторых ко­был фазность рефлекса может быть не выра­жена и выведение молока происходит, как у коров. У большинства жеребых кобыл лакта­ция продолжается 6—8 мес. иногда дольше. Наиболее молочными считают степных казах­ских и башкирских лошадей.

У свиней в отличие от других млекопи­тающих рефлекс молокоотдачи имеет сущест­венные особенности. Если после родов реф­лекс осуществляется лишь от прикосновения

к одному из сосков, то позднее выведение молока происходит только после латентного периода рефлекса, а в сосках, которые не раз­дражались поросенком, он не наступает. За первое сосание поросенок получает 25-—50 г молока. Общее количество молока, выделяе­мого свиноматкой за период одного сосания, колеблется от 150 до 600 г в сутки. Молоко свиней по химическому составу отличается от молока других млекопитающих: Оно содер­жит 16—20 % сухого вещества, 3,8—16,2 — жира, 5—7,6 % белка.

Стимуляция и торможение лак­тации. Стимуляция лактогенеза и выведения молока отчетливо прояв­ляется при предварительном массаже вымени, обмывании теплой водой, при соблюдении стереотипа доения. Обстановка во время дойки при по­стоянном подкреплении приобретает сигнальное значение: у коров выра­батывается условный рефлекс на ме­сто доения и приема корма, создает­ся стойкий стереотип. В результате происходят стимуляция и ускорение рефлекторных реакций, быстрое вы­деление необходимых гормонов, уве­личение надоя молока. Определен­ная обстановка быстро превращается в условный раздражитель, поэтому любой индифферентный раздражи­тель можно превратить в условный сигнал молоковыделительной реакции. Окраска в розовый цвет стойла для доения, включение слабого света в начале надевания доильных стака­нов вызывают стимуляцию рефлекса молокоотдачи. Условный рефлекс молокоотдачи у кобыл легко выраба­тывается и длительно сохраняется на звук, доярку, очередность и время доения. Отмечены случаи произволь­ного вытекания молока из сосков на действие звука. Методом условных рефлексов можно приучить кобыл к доению без жеребят, что повыша­ет молочную продуктивность. Эф­фективным средством для стимуля­ции молочной продуктивности слу­жит соматотропный гормон, Приме­нение его повышает удои коров, Важ­ное значение в стимуляции процесса лактации играет процесс доения, Применение в процессе машинного доения коров модулированного поля УВЧ (15—30 Вт) служит раздра­жителем, способствующим полно­ценному рефлексу молокоотдач; и фактором, предупреждающе, стресс-реакцию, особенно у первотелок.

При наличии адекватных доиль­ных раздражений в рецепторах вымени возникает состояние оптимума при котором в кору мозга по чувстви­тельным нервам поступает определенная программа информации, за кодированная ритмом биотоков. В ответ на это в коре головного мозга возбуждаются центры молокоотдачи реализуется гормональное звено формируется доминанта лактации. В случае неадекватных раздражений образуется состояние пессимума происходит торможение молокоот­дачи. Чтобы избежать этого, необ­ходимо подбирать соответствующий режим доения, устранять сильные внешние раздражители и стресс-факторы. В специальных опытах в лаборатории И. П. Павлова был; установлено, что при болевых раз­дражениях чувствительных нервов вымени происходит резко выраженное торможение молокоотдачи и уг­нетение секреции молока. Электри­ческие раздражения задней поверх­ности вымени, спины или конечно­стей вызывают торможение молоковыведения. На денервированном вы­мени это торможение ослаблялось но полностью снималось только после денервации надпочечников. Отсюда можно сделать вывод, что торможе­ние молокоотдачи осуществляется через эфферентные нервы молочной железы и надпочечники вследствие рефлекторного выделения адренали­на. Считают, что торможение моло­коотдачи является следствием за­держки выведения окситоцина б кровь из задней доли гипофиза. Тор­можение условных рефлексов при доении может возникнуть вследствие изменения условий стереотипа дое­ния; у животных слабого типа это ведет к значительному ухудшению секреции молока,

источник

Гормональная регуляция лактации и некоторых других механизмов выхаживания потомства

Гормоны выполняют ведущую роль в регуляции репродуктивных процессов не только на стадиях полового развития, спаривания, беременности и родов, но и в осуществлении выхаживания потомства материнским организмом.

Важнейший физиологический механизм выхаживания потомства у млекопитающих — это кормление новорожденных особей молоком матери. Определяющими моментами в реализации этого процесса служат дифференцировка специализированных органов для образования молока — молочных желез, а также сам процесс его образования и секреции — лактация. Оба эти процесса гормонзависимы.

Закладка молочных желез из эктодермальных зачатков происходит уже на ранних этапах эмбриогенеза самок и самцов (Паттон, 1969; Рейно, 1971). В дальнейшем рост и развитие желез у мужских особей заторможен Т, у женских же особей на эмбриональных стадиях развития в будущих железах формируется первичный тяж, дающий впоследствии начало протокам.
В постэмбриональном периоде у женских особей происходит рост и ветвление железистых протоков, в пубертатном периоде — ускорение роста и дальнейшее ветвление протоков, а также формирование в них альвеол — основных морфофункциональных единиц желез (рис. 85). Альвеолярные клетки зрелой молочной железы вне беременности обладают лишь потенциальной готовностью к лактации, но при этом не функционируют.

Таким образом, в процессе пубертации осуществляется только начальная дифференцировка железистой структуры, подготавливающая возможность дальнейшего ее развития и функционирования в послеродовой период. В регуляции первого этапа пубертатной дифференцировки молочных желез принимают решающее участие эстрогены, прогестины и пролактин.

При этом эстрогены инициируют рост и ветвление протоков и, кроме того, сенсибилизируют их клетки к действию прогестинов и пролактина, стимулирующих формирование альвеолярного аппарата. Вместе с тем эффекты перечисленных гормонов в процессе формирования молочных желез при половом созревании облегчаются и усиливаются СТГ, инсулином, глюкокортикоидами и тиреоидными гормонами. Часть гормональных эффектов может опосредоваться местными эпителиальными факторами роста (Тёркингтон, 1971).

При беременности происходит следующий этап развития желез. Под влиянием ряда гормонов осуществляется стимуляция роста и развития активной формы альвеолярного аппарата грудных желез, способного синтезировать специфические факторы молока, формировать его состав и секретировать на начальных стадиях лактации молозиво (коллострум), а затем собственно молоко.

Главными инициаторами предлактационной дифференцировки желез являются сначала прогестерон и ХСМ, а затем ЛТГ.

Вмете с тем, как показали эксперименты, проведенные in vivo и на культурах тканей, действие этих гормонов подготавливается и пермиссируется инсулином, СТГ и глюкокортикоидами (Блэкстер, 1971; Тёркингтон, 1971, 1973).

Прошедшие второй этап дифференцировки молочные железы также под действием гормонов способны активно лактировать и обеспечивать кормление родившегося потомства.

В молоке содержатся все вещества, необходимые для нормального существования и развития новорожденных. Среди специфических гормонзависимых факторов молока особо следует отметить белки — казеин (фосфопротеин), а-лактальбумин, в-лактоглобулин, лактоферин, а также дисахарид лактозу. Биосинтез белков и лактозы, а также липидов осуществляется в альвеолярных клетках железы, остальные компоненты поступают из крови. Биосинтез белков в форме предшественников происходит в особых ансамблях полисом, связанных с эндоплазматическим ретикулумом. Синтезируемые белки депонируются в агрегируемой форме в секреторных гранулах и освобождаются из них в протоки под действием гормональных стимулов путем экзоцитоза.

Белки молока выполняют важную трофическую функцию для потомства. Вместе с тем а-лактальбумин, находясь в альвеолярных клетках молочной железы, участвует также в синтезе лактозы (рис. 86). Конечные этапы биосинтеза молочного сахара из уридиндифосфогалактозы (активированной галактозы) и глюкозы контролируются специальной ферментной системой — синтетазойлактозы. В молочной железе эта система состоит из ферментов галактозил-трансферазы («белок А»), содержащейся в различных тканях, и а-лактальбумина («белок В»), специфичного для лактирующих молочных желез.

Последний сам не обладает каталитической активностью, но специфически повышает сродство «белка А» к глюкозе. В результате «белок А» в молочной железе использует в качестве второго субстрата реакции (первый УДФ-галактоза) не N-ацетилглюкозамин, как в других тканях, не содержащих а-лактальбумин, а глюкозу. Тем самым а-лактальбумин тканеспецифически переключает реакцию с образования N-ацетиллактозамина на синтез лактозы, легко расщепляемой в пищеварительном тракте детеныша.

Биосинтез а-лактальбумина и, следовательно, лактозы, а также биосинтез казеина, в-лактоглобулина и лактоферина непосредственно стимулируется пролактином и ХСМ, особенно в присутствии инсулина и СТГ. Все эти эффекты пермиссируются глюкокортикоидами и эстрогенами в низких концентрациях. В то же время прогестерон и особенно тестостерон тормозят образование специфических компонентов молока. Ингибиторный эффект упомянутых стероидов также пермиссируется глюкокортикоидами.

Образование специфических факторов молока и собственно лактация как секреторный процесс начинаются еще при беременнести. В это время в небольших количествах секретируется преимущественно молозиво. Обильная секреция молока начинается в первые дни после родов. Эндокринные механизмы лактации могут варьироваться у разных видов животных (Блэкстер, 1971).

Однако у всех видов главный стимулятор секреции молока после родов — ЛТГ. Его эффекты усиливаются или пермиссируются теми же гормонами, которые обусловливали дифференцировку железистых клеток и биосинтез молочных факторов во время беременности. Стимуляция секреции ЛТГ гипофизом в послеродовом периоде определяется относительно высоким уровнем эстрогенов и низким содержанием прогестинов в организме кормящей матери. Действие этих половых стероидов на секрецию ЛТГ реализуется через гипоталамус и гипофиз. Лактогенный эффект ЛТГ, как уже упоминалось, усиливается СТГ и пермиссируется глюкокортикоидами.

Причиной усиленной секреции этих гормонов является, по-видимому, родовая и послеродовая стрессовая ситуация, возникающая в материнском организме. Наряду с усиленной секрецией глюкокортикоидов в послеродовом периоде происходит снижение синтеза и секреции транскортина печенью (Вестфал, 1970). Вследствие этого концентрация свободной, эффективной формы кортикостероидов возрастает. Данный механизм активации глюкокортикоидных гормонов дополняет усиление секреции гормонов корой надпочечников.

Помимо эндокринных факторов стимулятором лактации служит акт сосания молока новорожденными. Сосание оказывает стимулирующий эффект как в результате прямого действия на железу, способствуя выходу молока из железистых клеток, так и рефлекторно через гипоталамические вазомоторные центры, изменяющие кровоток в железе. При этом увеличивается секреция ЛТГ и АКТГ.

В увеличении секреции ЛТГ важную роль играет рефлекторное торможение дофаминергических нейронов гипоталамуса. Соответственно дофамин и его агонисты (бромкриптин и а-эргокриптин) ингибируют/секрецию ЛТГ и лактацию (Флинт, Энсор, 1979). На уровень лактации и качество молока у представителей каждого вида влияют факторы питания. Дисбаланс секреции упомянутых гормонов может быть одной из причин развития рака молочной железы (Лазарев, 1969; Мак Гуайр и др., 1976).

Особое место в эвакуации молока из лактирующей молочной железы принадлежит окситоцину. Этот гормон усиленно секретируется нейрогипофизом рефлекторно на акт сосания и способствует выходу молока из молочной железы, вызывая сокращение особых миоэпителиальных клеток (см. рис. 86). Обеспечивая усиленную эвакуацию молока из железистых клеток, окситоцин косвенно стимулирует процесс лактации (Мартини, 1965; Тиндал, 1974).

Кормление новорожденного потомства на ранних этапах онтогенеза продуктами, образующимися в теле матери, присуще не только млекопитающим, но и некоторым видам птиц. Например, у самок и самцов голубей в конце периода насиживания яиц в нижнем отделе слизистой пищевода гипертрофируются две особые железы (зобные), продуцирующие специфический секрет — голубиное молочко (зобная кашица).

Показано, что процессы дифференцировки желез и секреции молочка специфически индуцируются ЛТГ (Риддл, 1931). ЛТГ обусловливает также проявление инстинктов насиживания яиц, кормления птенцов и их обучения. Он важнейший стимулятор различных инстинктов выхаживания потомства не только у птиц, но и у млекопитающих, а также других классов позвоночных.

источник

Регуляция процесса молокообразования

В регуляции деятельности молочной железы принимает участие нервная система, медиаторы и гормоны. Важнейшую роль в этом играет нервная система.

В молочной железе представлено множество рецепторов (механо, -термо, — хемо, — баро). Было установлено, что раздражение этих рецепторов, например, при сосании, увеличивает образование молока.

Перерезка семенного нерва, иннервирующего молочную железу, ведет к прекращению секреции. При выдаивании давление в альвеолах падает, что и способствует процессу молокообразования.

Важная роль в регуляции секреции принадлежит коре больших полушарий головного мозга, где происходит анализ и синтез всех поступающих раздражений, их дифференцировка. Кроме этого за процессы лактации отвечают нервные центры, расположенные в подкорке, продолговатом, среднем, промежуточном и спинном мозге. Особенно важная роль здесь отводится главному центру гипоталамуса, который непосредственно регулирует деятельность молочной железы и приспосабливает весь организм к лактационному периоду. Есть данные, что окситоцин возбуждает деятельность аденогипофиза, обеспечивающего освобождение его гормонов: пролактина, СТГ, ТТГ, АКТГ и др.

Гипоталамус вырабатывает вещества, тормозящие или стимулирующие секрецию гормонов аденогипофиза. Факторы, способствующие освобождению гормонов аденогипофиза называют рилизинг — фактор (PRF -пролактин — рилизинг — факторы). Гормоны гипофиза влияют на молокообразование, активизируют функцию других эндокринных желез (надпочечники, щитовидная, половые и др.), в определенной степени влияющие на лактацию (рис. 69). В регуляции секреции молока принимает участие 4 гормона аденогипофиза: пролактин, кортикотропин, соматотропин и териотропин. Пролактин стимулирует синтез основных составных частей молока: лактозу, казеин, жирные молочные кислоты.

АКТГ способствует образованию кортикостероидных гормонов, а последние обеспечивают образование предшественников молока и их транспорт к молочной железе. Кортикостероиды активируют ферменты, участвующие в метаболизме глюкозы, синтезе белка и оказывают определенное влияние на синтез молочного жира.

СТГ способствует увеличению удоев, жирности молока. Механизм действия заключается в воздействии на различные стороны белкового, жирового и углеводного обменов, что приводит к усиленному образованию предшественников молока.

Эндогенный соматотропин восстанавливает удой и продукцию молочного жира у коров, находящихся на пониженном рационе, т.к. усиливает превращение питательных веществ корма в молоко, т. е. повышает КПД корма.

Рис. 69. Схема гормональной регуляции функции молочной железы:

А- развитие протоковой системы; Б- развитие альвеолярно-дольчатых структур.

ТТГ вызывает стимуляцию секреции молока у коров. Он вызывает увеличение молочного жира на 22-25%, молочную продуктивность — на 40-50%.

Необходимым компонентом гормонального комплекса, обеспечивающего поддержание секреции молока, является инсулин. Инъекция необходимых доз инсулина (1 ед. на 1 кг массы тела) вызывает увеличение удоя на 0,2-0,8 л в сутки, повышение жирности молока до 0,8%. Введение же его в больших дозах вызывает гипогликемию и нарушение синтеза лактозы, что влечет за собой снижение поступления воды в емкостную систему.

Процесс молокообразования регулируется единым комплексом нервных и гуморальных механизмов, именно этим содружеством обеспечивается нормальная работа железы и высокий уровень продуктивности животных.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Регуляция функций молочных желез

Изменяющийся во время беременности гормональный статус суки приводит к увеличению размеров молочных желез и развитию в них железистой ткани.

По своему происхождению молочные железы представляют видоизмененные кожные железы. Каждая железа представлена одним или полутора десятками отдельных долек, между которыми лежат прослойки жировой и соединительной ткани. В каждой дольке обнаруживаются мельчайшие тонкие слепозаканчивающиеся трубочки — альвеолярные молочные ходы, на конце которых находятся альвеолы. Железистые клетки альвеол лежащие в один ряд на поверхности базальной мембраны — лактоциты с хорошо развитой эндоплазматической сетью и системой транспорта синтезируемых веществ выделяют многокомпонентный секрет — молоко, которое выделяется в просвет альвеол. Сокращения звездчатых миоэпителиальных клеток приводят к выделению молока из альвеол в многочисленные альвеолярные молочные ходы, которые, в свою очередь, впадают в молочные протоки, через которые образующееся молоко попадает в молочные синусы, которые служат резервуарами молока. Каждый молочный синус открывается на соске. Под воздействием гормонов во время беременности увеличивается количество альвеолярных ходов и альвеол и молочная железа оказывается способной к образованию большого количества молока. Кроме того, в коже сосков присутствует большое количество нервных окончаний, раздражение которых способствует реализации рефлекса молокоотделения.

В деятельности молочной железы можно различать секреторную и двигательную функции. Первая — молокоотделение — является процессом образования молока в железистой ткани. Вторая связана с выделением молока из молоковыводящих путей, происходящим при сокращении гладкой мускулатуры молочных протоков, пронизывающих ткань железы, и одновременном расслаблении гладкой мускулатуры главного протока — цистерны. Эта реакция получила название рефлекса молокоотдачи. Дуга рефлекса молокоотдачи залегает в высших отделах центральной нервной системы. Нервные влияния на молочную железу осуществляются по различным путям. Чрезвычайно легкая тормозимость самого процесса молокоотдачи и его зависимость от внешних раздражителей указывают на большую роль в этом процессе коры головного мозга.

Рис. 14. Доля молочной железы: 1, 2, 4, 5 — выводные дольковые протоки; 6 — выводной проток доли; 3 — отделительные мешочки железы

Регуляция секреторной деятельности молочной железы осуществляется при участии специального механизма, функционирующего в зависимости от влияний нервной системы на гипофиз и другие эндокринные железы. Установлено, что состояние молочных желез во время беременности находится в тесной связи с функцией яичников, что и было описано выше. Разрастание их в период полового созревания обусловлено действием эстрогенов; после кастрации в молодом возрасте молочные железы не развиваются.

Гормональный механизм составляет важное эфферентное звено рефлекса с сосков на молочную железу и регулирует процесс молокообразования. Установлено, что на увеличение молочных желез во время беременности оказывают влияние как эстрогены, так и гестагены (прогестерон). Эстрогены стимулируют рост молочных ходов и соединительной ткани, а прогестерон — развитие альвеол. Оба эти процесса и наблюдаются на протяжении беременности.

Раздражение сосков детенышем вызывает рефлекторное выделение гипофизом лактогенного гормона — пролактина.

Пролактин — лактогенный гормон гипофиза — стимулирует развитие молочных желез во время беременности и после родов только в сочетании с гормоном желтого тела —прогестероном. Кроме того, как уже говорилось ранее, на развитие молочных желез также влияет хорионический соматомаммотропин.

Рефлекторному образованию и отделению молока способствует раздражение рецепторов шейки матки в процессе. При этом гипофиз выделяет окситоцин, который является рилизинг-гормоном пролактина.

Рецепторная функция молочной железы осуществляется при раздражении во время сосания интерорецепторов молочных желез, заложенных в сосудистом русле, цистернах, мелких выводных протоках желез, и рецепторах кожной поверхности сосков.

Рис. 15. Схема регуляции функции молочной железы

Рис. 16. Состав молока собаки,% (по Р. Флиндт, 1992)

В первые дни лактации молочные железы выделяют молозиво, содержащее повышенное по сравнению с молоком количество солей, белков, витаминов, гормонов и других биологически активных веществ. Молозиво обладает также бактерицидными свойствами. Но главное, оно насыщено разнообразными защитными антителами, которые обеспечивают иммунную защиту новорожденного. Молоко включает в себя и антитела, и иммуноглобулины, способствующие образованию так называемого колосторального (подсосного) иммунитета. Но молозиво как бы запускает его образование. Состав молозива практически не меняется на протяжении всего времени его выработки, поэтому не надо бояться, что щенки, родившиеся последними, будут обездоленными по сравнению с первыми. Оно имеет вид прозрачной, мало похожей на настоящее молоко, жидкости. В дальнейшем, когда новорожденные окрепнут, молозиво сменяется молоком. Молоко представляет собой желтовато-белую жидкость, состоящую из воды, белков, жиров, углеводов, минеральных веществ и т. п., короче говоря, содержит в себе все компоненты, необходимые для жизнедеятельности организма. В ходе лактации молоко сильно изменяется по составу в соответствии с потребностями растущих щенков. От их потребностей напрямую зависит и количество выделяемого молока, которое резко увеличивается по мере их роста. Все химические вещества, попадающие в организм суки, тут же оказываются в молоке, поэтому необходимо соблюдать крайнюю осторожность при использовании лекарств, нельзя употреблять противопаразитные препараты — они быстро всасываются через кожу.

У новорожденных щенков, как и у всех млекопитающих, проницаемость клеточной мембраны кишечной клетки чрезвычайно велика. Пищеварение же в полости желудка и кишечника развито слабо. В первые дни первостепенную роль играет внутриклеточное пищеварение, проходящее по типу эндоцитоза, то есть происходит интенсивное поглощение кишечными клетками макромолекул и доставка их во внутреннюю среду организма. Такой механизм обеспечивает поступление иммуноглобулинов из материнского молока в организм новорожденного. Однако при замене сучьего молока на суррогатное, то во внутреннюю среду организма новорожденного будут поступать чужеродные антигены, так как в раннем возрасте иммунного барьера в желудочно-кишечном тракте еще не существует. Это может служить впоследствии причиной развития многих иммунологических нарушений и заболеваний. Отсюда следует, что все новорожденные щенки в помете должны получать только материнское молоко. Введение суррогатного докорма позволительно лишь на второй неделе жизни щенков, когда процесс эндоцитоза перестанет играть главнейшую роль в пищеварении щенков.

Если первые три недели все энергетические потребности щенков восполняются за счет материнского молока, то начиная с 21–22 дня жизни, то есть с того момента, когда в кишечнике щенков активизируются ферменты, предназначенные для расщепления мясных белков, появляется насущная потребность в поступлении дополнительного количества белков, жиров и углеводов с новыми видами пищи.

Качество и количество молока, выделяемого сукой, может зависеть от состава пищи, количества жидкости, выпиваемой собакой, и от ее индивидуальных особенностей. Одна из самых распространенных ошибок заводчиков — усиленно нагонять молоко с самых первых часов после родов. Суке спаивают литры чая с молоком, что способствует усилению поноса, хотя и действительно вызывает увеличение количества молока, высосать которое щенки не в состоянии. Молочные железы набухают, в них образуется застой молока, что легко приводит к маститу — воспалению молочных желез. Но самое главное, резко замедляется процесс лактации, так как сигналом, поступающим в головной мозг и стимулирующим гипофиз, является именно опорожнение молочных желез. В идеале щенки должны высасывать все молоко, которое образовалось на данный момент. После того как они перестали сосать и заснули, молочные железы практически пусты. К следующему кормлению, через 1–2 часа, они снова заполнятся молоком. Признаком того, что у суки молока достаточно, служит состояние щенков. Сытые щенки — упругие, блестящие, теплые, с наполненными животами, после кормления спят, собравшись в кучку. Они нормально растут и прибавляют в весе. Голодные и недокормленные щенки выглядят худыми, животы у них впалые, кожа дряблая, во время кормления они пищат, а когда сука уходит, с писком ползают в поисках матери. При недостатке у суки молока молочные железы не наполняются к следующему кормлению. Иногда бывает, что железы наполнены молоком, но что-то препятствует нормальной молокоотдаче. Может быть, соски недостаточно разработаны и щенкам трудно сосать, или железы слишком набухли и стали твердыми, или молоко просто не отделяется. В первых двух случаях энергично, но в то же время достаточно нежно возьмите сосок двумя пальцами, сцедите лишнее молоко и вложите сосок в рот щенку. Разработайте таким образом все соски. Если у суки действительно мало молока или оно не отделяется, необходимо срочное вмешательство врача.

Очень неприятная ситуация может возникнуть, когда щенков всего один-два, а молока слишком много. В таком случае необходимо полностью исключить на один-два дня молочные продукты и резко сократить объем жидкости, потребляемой сукой. Щенков нужно стараться равно прикладывать ко всем соскам, в первую очередь к наиболее набухшим. Можно один раз (но не больше!) сцедить молоко из загрубевших желез. Полезно наложить давящую повязку на верхние железы, оставив свободными одну-две пары сосков на животе. Обычно самыми молочными сосками у суки бывает задняя пара, щенки часто предпочитают соски второй пары, очевидно, они самые удобные. Через два-три дня молокоотделение должно наладиться и суку можно будет начать кормить нормально. Но в любом случае помет из одного-двух и помет из пяти-шести и более щенков требуют совершенно разного подхода. Обычно собаки кормят щенков до 6–8 недель. Не нужно стараться прекратить лактацию преждевременно, мотивируя это тем, что вы не хотите, чтобы у суки излишне отвисали соски и живот. При нормальном сложении бояться этого совершенно не нужно. После окончания лактации железы подтянутся и сука быстро восстановит свою талию, даже после нескольких родов, если, конечно, вы ее не раскормите.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник